БИБЛИОТЕКА    ЖИВОПИСЬ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Иван Константинович Айвазовский

Творчество И. К. Айвазовского уже более ста лет вызывает у людей глубокий интерес и чувство восхищения. Прославленный маринист был выдающимся мастером живописи второй половины прошлого века и остается одним из самых популярных и любимых народом художников.

Рис. 1. Памятник великому маринисту
Рис. 1. Памятник великому маринисту

Он родился на берегу моря, его детство протекало в близком общении с морской стихией, и вполне естественно, что основное место в его творчестве заняло изображение моря. Но это само по себе еще не определяло характер огромного, покоряющего искусства Айвазовского. В натуре художника, в самом складе его мышления, чувствования были заложены черты, сочетание которых влекло его к маринистической живописи и обусловило яркий расцвет его дарования.

Айвазовский начал свой путь в искусстве в пушкинскую эпоху. Гений великого русского поэта озарил творчество начинающего художника. Глинка, Крылов, Жуковский, Гоголь, А. Иванов, Брюллов направляли его первые шаги в искусстве. Позднее, живя постоянно в Феодосии и только в зимние месяцы приезжая в Петербург, Айвазовский не прерывал близкого общения со многими передовыми людьми своего времени.

Рис. 2. В центральном зале галереи
Рис. 2. В центральном зале галереи

Многие произведения Айвазовского привлекают необычностью и неожиданностью содержания. Грохот падающих в море скал, залпы орудий, яростный вой ветра, удары волн бушующей стихии, озаренные вспышками молний среди ночной мглы, а наряду с этим - поэтические лунные ночи на море, пламенеющие восходы и закаты солнца - все это были явления, которые сравнительно редко встречались тогда в живописи.

Рис. 3. И. К. Айвазовский. Неаполитанский залив в лунную ночь
Рис. 3. И. К. Айвазовский. Неаполитанский залив в лунную ночь

Айвазовского не привлекало обыденное состояние природы. Творческое воображение его было направлено на яркое отражение пафоса борьбы стихий, и в образном воплощении явлений грандиозных, захватывающих он не знал соперников. Искусство великого мариниста в основе своей патетично, оно почти всегда выражало сильные чувства и яркие переживания. Эта черта его дарования сообщала его картинам выразительность и покоряющую силу. В русском искусстве XIX века это было явлением новым и даже исключительным.

Рис. 4. И. К. Айвазовский. Гондольер
Рис. 4. И. К. Айвазовский. Гондольер

Яркие образы произведений Айвазовского, выразительность и блеск их воплощения захватывали настолько, что даже люди, которым чужда была такая форма выражения чувств, примирялись с ней, покоренные силой искусства замечательного мариниста.

Айвазовский родился в Феодосии 17(29) июля 1817 года в семье мелкого служащего. Благодаря счастливому стечению обстоятельств его дарование было замечено, и он был определен в Петербургскую Академию художеств. Здесь он проявил настолько быстрые успехи, что совет академии сократил срок его обучения и послал Айвазовского на два года в Крым для самостоятельных работ. До этого он принял участие в учебных плаваниях военных кораблей Балтийского флота, а приехав в Крым, вскоре отправился с десантной группой кораблей Черноморского флота к берегам Кавказа. Во время этих плаваний он сблизился с выдающимися русскими флотоводцами и стал любимым художником на флоте.

Рис. 5. И. К. Айвазовский. У маяка
Рис. 5. И. К. Айвазовский. У маяка

Осенью 1840 года Айвазовский поехал в командировку за границу. Он работал в Риме, Неаполе, Сорренто, Венеции, выезжал с выставками своих картин в Париж, Лондон, Амстердам и вскоре приобрел европейскую славу. В Риме Айвазовский не замыкался в своей мастерской. Он был близок с Н. В. Гоголем, взгляды которого на искусство вдохновляли его и ярко отразились в творчестве. Художник Александр Андреевич Иванов очень одобрял живопись Ивана Константиновича, отметив, что "воду здесь никто не пишет так хорошо, как Айвазовский".

Выдающийся английский маринист Тернер посвятил Айвазовскому хвалебное стихотворение, в котором прославлял его творчество: "Искусство твое велико и могущественно, потому что тебя вдохновляет гений..."

Рис. 6. И. К. Айвазовский. Георгиевский монастырь
Рис. 6. И. К. Айвазовский. Георгиевский монастырь

Несмотря на молодость, Айвазовский легко вошел в круг мастеров европейского искусства. В Венеции он был другом прославленной балерины Марии Тальони, в Париже в 1843 году встретился с любимыми им итальянскими композиторами Россини и Доницетти. Известный французский живописец Орас Верне, выражая мнение художественных кругов Франции, сказал ему: "Ваш талант прославляет Ваше отечество". На Парижской выставке 1843 года Айвазовскому была присуждена золотая медаль.

Путешествие по Европе завершилось в 1844 году в Амстердаме, где Айвазовский был удостоен звания академика.

Рис. 7. И. К. Айвазовский. Море
Рис. 7. И. К. Айвазовский. Море

Этот акт приобрел символическое значение не только потому, что Голландия была родиной маринистической живописи, но также и потому, что Айвазовский всегда считал голландских мастеров-маринистов XVII - XIX веков Бакхейзена, Бавера, Дуббельса, Схотеля своими духовными наставниками.

За четыре года пребывания за границей Айвазовский из талантливого пенсионера академии, начинающего художника вырос в первоклассного мастера. Блестящее дарование, изумлявшая всех свобода и легкость, с какой писал художник, поэтичность замыслов, стремление к воплощению самых разнообразных, часто необычных состояний природы - от лирических лунных ночей до "Хаоса в момент мироздания" - все это сделало Айвазовского одним из самых популярных художников в Риме 40-х годов, закрепило за ним славу одного из лучших маринистов Европы. Его картины были приобретены в Италии, Англии, Франции, Африке, Америке.

Рис. 8. И. К. Айвазовский. Чесменский бой
Рис. 8. И. К. Айвазовский. Чесменский бой

Осенью 1844 года Айвазовский вернулся в Петербург прославленным художником. На родине он был встречен с большим почетом. Петербургская Академия художеств присвоила ему звание академика. Его назначили первым художником Главного военно-морского штаба и поручили большой правительственный заказ - изобразить все русские укрепленные города на Балтийском море. На выполнение этого заказа и ряда других картин ушла зима 1844/45 годов.

Весной 1845 года Айвазовский отправился с адмиралом Литке в плавание к островам Греческого архипелага, побывал в Турции и Малой Азии, Во время путешествия он много и успешно работал и вернулся с большим запасом рисунков, по которым впоследствии создал ряд прекрасных картин: видов Константинополя, городов, лежащих на островах архипелага, мест, где, как предполагалось, находилась античная Троя.

Рис. 9. И. К. Айвазовский. Буря ночью (деталь)
Рис. 9. И. К. Айвазовский. Буря ночью (деталь)

Возвратившись из плавания, Айвазовский задержался в Севастополе, а приехав в Феодосию, решил поселиться в ней навсегда. Привыкнув много и плодотворно работать, стремясь к независимости, он считал, что самые лучшие условия для творчества сумеет создать у себя на родине. В 1845 году Айвазовский приступил к постройке в Феодосии, на берегу моря, дома и мастерской. В этом доме прошла вся трудовая жизнь художника. Здесь им написаны основные его картины.

Айвазовский первый начал устраивать выставки своих картин не только в Петербурге и Москве, но и во многих губернских городах России. Все денежные поступления от выставок Айвазовский передавал в фонд местных благотворительных обществ.

Рис. 10. И. К. Айвазовский. Суда на рейде
Рис. 10. И. К. Айвазовский. Суда на рейде

Картины Айвазовского знакомили русское общество с морем, расширяли его представления о родной природе. Недаром художник был избран членом Российского Географического общества.

Поэтичность живописных образов Айвазовского была сродни и созвучна произведениям русских поэтов, писавших о море в первой половине XIX века.

Рис. 11. И. К. Айвазовский. На острове Крит
Рис. 11. И. К. Айвазовский. На острове Крит

Издревле для русского народа морская стихия была синонимом свободы, и Айвазовский глубоко чувствовал это. Никто в искусстве XIX века не сумел возвыситься до восприятия морской стихии как грандиозного, величественно-спокойного или грозно-могущественного явления. Айвазовский воплотил на полотне жизнь моря во всей ее капризной изменчивости и многообразии. Он ощущал неуловимый ритм движения волн; в его маринах чувствуется пульсация морского прибоя.

В 1850 году Айвазовский написал прославленную картину "Девятый вал". Первые лучи солнца осветили бушующий океан и громадную волну, готовую обрушиться на группу людей, ищущих спасения на обломках мачт погибшего корабля.

Рис. 12. И. К. Айвазовский. Кораблекрушение
Рис. 12. И. К. Айвазовский. Кораблекрушение

Художник умело ввел в картину повествовательный элемент; зритель сразу понимает, какая страшная гроза прошла ночью, какое бедствие терпел экипаж корабля, как гибли моряки. Тем острее воспринимается яркий блеск утренней зари, живительный свет и тепло солнца, вселяющие уверенность в победном исходе борьбы. Айвазовский нашел точные средства для изображения величия, мощи и красоты морской стихии. Картина полна глубокого внутреннего звучания. Несмотря на драматизм сюжета, она не оставляет мрачного впечатления, наоборот, она полна света и воздуха, пронизана лучами солнца, сообщающими ей оптимистический характер. Этому в значительной степени способствует колористический строй картины. Она написана самыми яркими красками палитры, и колорит ее включает широкую гамму оттенков желтого, оранжевого, розового и лилового цвета в небе в сочетании с зеленым, синим, фиолетовым - в воде.

Яркая, мажорная, красочная гамма звучит радостным гимном мужеству людей, побеждающих страшную, но прекрасную в своем грозном величии стихию. Эта картина нашла широкий отклик в момент ее появления и остается до наших дней одним из самых популярных произведений русской живописи.

Рис. 13. И. К. Айвазовский. Феодосия в лунную ночь
Рис. 13. И. К. Айвазовский. Феодосия в лунную ночь

В представлении народа и в художественной литературе образ бушующей морской стихии всегда ассоциировался со смелым противоборством, со стремлением к свободе. Символом свободы вошло море и в творчество Айвазовского.

Когда Гете хотел придать убедительность вдохновенному призыву Эгмонта, поднимающего народ на освободительную борьбу, он написал:

"О смелый наш народ! Богиня победы ведет тебя! Как море, что твои плотины рушит, так сокруши лихих тиранов крепость! Сметите их с неправедно захваченной земли!.."

Рис. 14. И. К. Айвазовский. Буря
Рис. 14. И. К. Айвазовский. Буря

Айвазовский сумел воплотить в маринистической живописи чувства и мысли, волновавшие передовых людей того времени, и это придало глубокий смысл и социальную значимость его искусству.

У Айвазовского была своя сложившаяся система творческой работы. "Живописец, только копирующий природу, - говорил он, - становится ее рабом, связанным по рукам и ногам... Движения живых стихий неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны - немыслимо с натуры..."

Но так как смолоду его влекло к передаче именно таких, быстро преходящих явлений природы, к изображению моря в живом движении, то он стал работать по воображению и по памяти.

Рис. 15. И. К. Айвазовский. Обвал скалы
Рис. 15. И. К. Айвазовский. Обвал скалы

К этому методу работы он пришел, еще и потому, что был наделен не только прекрасной зрительной памятью, но и способностью поэтически осмыслить многое из того, что видел в природе.

То, что Айвазовский писал свои картины по воображению, в мастерской, а не с натуры, вовсе не означает, что он не изучал природу. Напротив, Айвазовский никогда не расставался с альбомом и карандашом. В молодости он мастерски рисовал понравившиеся ему панорамные виды берегов Черного, Балтийского, Средиземного морей, перспективы приморских городов - Ялты, Алушты, Феодосии, Керчи, Неаполя, Сорренто, Венеции, Ревеля, Константинополя. И на склоне лет художника не оставила любовь к рисованию. В его записных книжечках много крошечных композиций, часто выполненных с поразительным мастерством.

Рис. 16. И. К. Айвазовский. Бой брига 'Меркурий' с турецкими судами
Рис. 16. И. К. Айвазовский. Бой брига 'Меркурий' с турецкими судами

Айвазовский писал свои картины, как бы импровизируя. Небольшие произведения он часто создавал в течение нескольких часов, поражая окружающих поистине моцартовской легкостью воплощения.

Изображая море, художник часто наполнял свои полотна драматическим содержанием. Работая над картиной "Кораблекрушение", он написал море у мрачного скалистого берега. Высокие волны гонят корабль на скалы, а на переднем плане изображена шлюпка с группой моряков, борющихся с волнами; двое сброшены в воду, один уцепился за борт лодки, другой - за обломок погибшего корабля. Вдали виден еще один корабль, терпящий бедствие у мрачных скал.

Фигуры на его картинах живут, борются. Самым колоритом картины, сгущенным, мрачным, он стремится создать определенное настроение, а широкой шкалой тонов - от самого светлого в небе до темного на скалах - передает состояние беспокойства, взволнованности, отвечающее всему строю картины.

Совсем иначе Айвазовский изображает тихое, штилевое море.

Раннее утро. Вдали на горизонте - гряда розовых гор, из-за которых встает солнце. На переднем плане - большая лодка с группой рыбаков, перебирающих сети; дальше, у города, стоит парусный корабль. Ясный, голубой цвет картины усиливает состояние глубокого покоя, разлитого в природе...

Творчество Айвазовского органически впитало в себя традиции старых мастеров живописи. Вместе с тем в нем ярко выражены черты новаторства.

В Париж, на Всемирную выставку 1886 года, Айвазовский послал картину "Лунный свет". Конечно, на картине было изображено что-то помимо лунного света, но поэтичность образа, высокое мастерство исполнения, иллюзорность достигнутого эффекта, видимо, сами по себе были настолько сильны и впечатляющи, что Айвазовский нашел возможным дать такое название своей картине, какое в те годы было совершенно необычным в русской пейзажной живописи. В этой картине сказалась особая музыкальность, присущая живописным образам великого мариниста.

Айвазовский знал и любил музыку Бетховена, Россини, Доницетти, Шопена и, конечно, Листа, народный характер мелодий которого был близок Айвазовскому. Патетика симфонических произведений Листа родственна форме выражения живописных образов художника.

Рис. 17. И. К. Айвазовский. Корабль 'Мария' во время шторма
Рис. 17. И. К. Айвазовский. Корабль 'Мария' во время шторма

С не меньшим совершенством, чем морскую стихию. Айвазовский писал воздушный океан. В построении своих марин он уделял много внимания небу, часто строя композицию картин с очень низким горизонтом; самим членением холста он как бы фиксировал внимание зрителя на большой плоскости, занятой изображением неба.

В картинах Айвазовского небо не только помогает раскрытию сюжета, оно само по себе создает эмоциональный настрои многих его произведении. С тонким мастерством он изображал высокое сияющее полуденное небо с легкими, тающими в воздухе облаками. Художник часто писал и грозовое небо, покрытое мрачными, мчащимися в ураганном беге черны грозное, Разнообразие и красоту облаков и туч, их грозное, стремительное движение или тихое сияние на горизонте он тонко чувствовал и мастерски изображал.

Будучи первым художником Главного морского штаба, Айвазовский запечатлел все значительные события в жизни флота. Еще при жизни художника его картины стали живописной летописью боевой славы русского военно-морского флота.

Искусство Айвазовского всегда находило глубоко признание в передовых слоях русского обществу. Это нашло отражение в одном из приветствии по поводу пятидесятилетия творческой деятельности Ивана Константиновича: "Русская земля во все времена не бед была даровитыми, истинно талантливыми людьми, и если из них многие забыты, то лишь потому, что талант свой они зарыли в землю, не приложа к развитию его той любви и доброй воли, той бодрости духа и настойчивости, которую с такой силой проявил наш почтенный юбиляр с самых юных лет и по сей день... Такую силу воли, такую энергию духа можно почерпнуть только в любви к своему делу... Впечатлительный ко всем явлениям природы, к ее красотам, всегда готовый воспроизвести их своей мощной кистью, Иван Константинович оказался не менее чутким и отзывчивым к нуждам ближнего... Как истый патриот, он, понятно, не мог остаться и не остался равнодушным к славным подвигам наших моряков. Написанные им картины боев под Чесмою, Наварином, Синопом и другие составляют блестящую иллюстрацию славной боевой истории нашего флота. Картины эти он принес в дар юным питомцам-морякам, чтобы грядущие поколения, глядя, на подвиги своих предков, учились сохранять благоговейную о них память и готовность в свою очередь отстоять грудью честь и славу своей Родины..."

Особое место в творчестве Айвазовского занимает цикл картин, изображающих отдельные эпизоды борьбы народов за свою национальную независимость. Широко отражена на его полотнах героическая борьба греческого народа против турецких угнетателей в 20-х и 60-х годах прошлого века, борьба, которой он глубоко сочувствовал. В ряде картин он отразил бедственное положение беззащитного армянского населения в Турции в 1895 году, оказав одновременно широкую материальную помощь пострадавшим.

В живописи художника нашло отражение и народное восстание в Италии 40-х годов под предводительством Гарибальди.

Русский флот высоко ценил своего художника. В адресе, поднесенном Айвазовскому от Главного штаба, были такие слова: "Мы гордимся, Иван Константинович, иметь Вас в своих рядах..."

Рис. 18. Л. Ф. Лагорио. Фонтан Аннибала в Рокка-ди-Папа
Рис. 18. Л. Ф. Лагорио. Фонтан Аннибала в Рокка-ди-Папа

Всеобщее признание и высокую оценку получило творчество Айвазовского во Франции. В 1857 году за выставленные в Париже картины Айвазовский был награжден орденом Почетного легиона. В 1890 году его вторично наградили орденом Почетного легиона с вручением отличий ордена, что является наивысшей во Франции наградой.

Прожив большую жизнь, великий маринист умер 19 апреля (2 мая) 1900 года. Похоронен Айвазовский в Феодосии, в центре города, в ограде древней армянской церкви. При похоронах ему были возданы воинские почести.

В течение шестидесяти лет имя Айвазовского стояло в ряду наиболее чтимых деятелей русского искусства. Слава его была поистине безгранична. В Крыму его знали и глубоко уважали все - от пастухов и садоводов до губернаторов. В то время это было явление небывалое.

Айвазовский был и остается народным художником. В наши дни его искусство близко и дорого миллионам советских людей. В его творчестве счастливо сочетаются патриотизм, восхищение величием и красотой природы, эмоциональность, волевое начало и прелесть поэзии. Воплощенные в образах, отражающих природу нашей Родины и героику русского флота, эти черты творчества Айвазовского в соединении с высоким профессиональным мастерством сообщают его живописному наследию неувядающую силу.

Много раз при жизни Айвазовского отмечалась не только исключительная его одаренность, но и глубокая заинтересованность в развитии и процветании искусства на его родине.

Уезжая в 1845 году из Петербурга в Феодосию на постоянное жительство, он мечтал о том, что создаст на юге России школу для молодых, начинающих художников. И если формально идея о создании обычной художественной школы не была осуществлена, то Айвазовскому удалось достичь большего. Он сумел создать в Феодосии своеобразную художественную среду, в которой сформировалась и успешно работала группа художников, посвятивших свое творчество изображению крымской природы и Черного моря.

Рис. 19. Л. Ф. Лагорио. У мыса Айя
Рис. 19. Л. Ф. Лагорио. У мыса Айя

Значение творчества Айвазовского выходит далеко за пределы той эпохи, в которую он жил. Живописные традиции, созданные им более ста лет назад, живут и в нашу эпоху в творчестве советских художников- маринистов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://i-aivazovsky.ru/ "I-Aivazovsky.ru: Иван Константинович Айвазовский"