БИБЛИОТЕКА    ЖИВОПИСЬ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Умиротворенное море

Уже совсем на склоне лет Айвазовского захватило желание показать умиротворенное море. Для воплощения этого образа он написал несколько маленьких картин, которые, проживи Айвазовский дольше, безусловно легли бы в основу нового цикла марин.

Он передал тонкую прелесть тихих солнечных влажных осенних дней на берегу моря, когда солнце, пронизывая легкую мглу, стоящую в воздухе, создает едва уловимую "жемчужную" пелену, лишая предметы свойственной им цветовой окраски и четкости форм. Это были поиски светлой, радужной живописи, которая не раз привлекала Айвазовского и была ярко выражена в замечательной картине "Радуга" и в ряде самых последних работ.

Старость, конечно, наложила свою печать на творчество Айвазовского. Айвазовский хотел создать новые картины, которые более полно раскрывали бы темы и сюжеты его прежних работ. Однако осуществить свои замыслы ему не удалось - сказалось увядание его творческих сил, и последние, повторные произведения оказались несравненно слабее прежних работ.

Автору книги в 1926 году довелось видеть две картины Айвазовского этого периода в госфондах Москвы. Одна - огромная по своим размерам - изображает известный эпизод, как Петр Великий в бурю у финляндских шхер подает сигналы своему флоту. Ранний вариант этой картины хранится в Русском музее. Он выполнен в плане добротной живописи Айвазовского второй половины 40-х годов XIX века. Что же касается авторского повторения этой картины, сделанного в конце жизни художника, то трудно поверить, что оно принадлежит руке великого русского мастера. А вместе с тем, "по словам Айвазовского (та, что была написана в 1846 году), не так ему нравилась, как последняя, разработанная в гораздо больших размерах"*.

* (Ф. Н. Булгаков, И. К. Айвазовский и его произведения, Спб., 1901, стр. 84.)

В госфондах хранилась еще одна картина Айвазовского - увеличенное повторение его же полотна "Гибель Помпеи" (1889, Музей изобразительных искусств, Ростов-на-Дону). И в этом случае первый вариант несравненно выше по живописным достоинствам, чем его повторение, написанное в конце 90-х годов.

Такие срывы в творчестве Айвазовского были явлением случайным и наблюдались, как правило, в произведениях последних лет. Видимо, подобные картины Айвазовского вызвали не совсем лестный отклик И. Е. Репина. Сообщая А. В. Жиркевичу о последних работах Айвазовского, он написал: "Айвазовский все так же смел и лепечет как дитя все, что в его маститую голову взбредет..."*. Художник и действительно будто не замечал недостатков своих неудавшихся картин и не только возил их на выставки в Петербург, но и посылал за границу.

* (См.: А. В. Жиркевич, Мемуары, 1887, т. 7, стр. 34-35. Архив музея Л. Н. Толстого.)

Айвазовский был близок к Репину, который высоко ценил дарование выдающегося мариниста. Это хорошее отношение чувствуется в доброжелательном тоне его замечания по поводу старческих неудач Айвазовского и отзыва Репина о портрете Пушкина, написанном им в 1887 году вместе с Айвазовским: "И главный труд и инициатива этой картины принадлежат Айвазовскому ...Дивное море написал Айвазовский... И я удостоился намалевать там фигурку"*.

* (См.: Корней Чуковский, Репин. Воспоминания, М., "Искусство", 1945, стр. 4.)

Как-то И. Е. Репин указал Айвазовскому, что в его картине фигуры освещены солнцем с двух сторон. На это Айвазовский, нисколько не смутившись, возразил: "Ах, Илья Ефимович, какой вы педант!"*. Симпатии Репина к Айвазовскому сказались и в том, что в списке нескольких имен великих русских художников, статьи о которых предполагал написать Репин, значится имя И. К. Айвазовского, и в намерении Репина написать портрет Айвазовского на берегу моря, которое не было осуществлено. С особой теплотой пишет Репин в своих воспоминаниях "Далекое близкое" о первой своей встрече с Айвазовским в Чугуеве.

* (См.: А. В. Жиркевич, Мемуары, 1887, т. 7, стр. 34-35.)

Привычка к ежедневному труду, сложившаяся у Айвазовского, не позволяла ему прерывать работу. Но возраст давал себя знать, и естественное угасание сил было причиной появления неполноценных произведений. Несмотря на это, буквально накануне смерти он продолжал создавать произведения, полные блеска и вдохновения. До последних дней Айвазовский сохранил молодость души, глубокую искренность, непосредственность, привязанность к искусству.

Айвазовскому исполнилось восемьдесят два года, когда он вернулся в Феодосию из Петербурга, где была последняя выставка его картин, и начал готовиться к предстоящей поездке в Италию. Он был полон творческих замыслов. В мечтах он видел себя на берегу Неаполитанского залива юношей-академистом, смело и уверенно пролагавшим путь к европейской славе. Он вновь переживал радость своих творческих успехов в Италии, Франции, Англии и Голландии.

Воскресив в памяти один из ясных осенних дней, проведенных на берегу Средиземного моря, он написал небольшую картину "Морской залив" (1900, Третьяковская галерея), которая была одной из последних его работ.

По молодости чувств и безмятежной радости, какую излучает эта небольшая работа, она сродни самым светлым созданиям человеческого духа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://i-aivazovsky.ru/ "I-Aivazovsky.ru: Иван Константинович Айвазовский"