БИБЛИОТЕКА    ЖИВОПИСЬ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

И. К. АЙВАЗОВСКИЙ

Романтик, остро чувствующий красоту и величие моря, умеющий передать его характер в ярких живописных образах, — таков выдающийся русский художник Иван Константинович Айвазовский. За свою долгую жизнь он создал около 6000 произведений. В русской и мировой маринистической живописи найдется немного произведений, которые можно поставить рядом с лучшими картинами Айвазовского.

Художника справедливо называют поэтом морской стихии: главное место в его огромном творческом наследии занимает изображение моря. Созданные им картины по глубине содержания и эмоциональной насыщенности во многом созвучны выдающимся поэтическим и музыкальным произведениям XIX века. Раннее его творчество было озарено гением А. С. Пушкина, К. П. Брюллова, М. И. Глинки; картины 70—90-х годов создавались в период, когда в искусстве и литературе утвердился реализм передвижников, композиторов «Могучей кучки», передовых русских писателей.

Родился И. К. Айвазовский в Крыму, в Феодосии, 17 (29) июля 1817 года. Впечатления детства, проведенного в приморском городе, во многом определили его склонность к маринистической живописи. В 1833 году одаренный юноша поступил в Петербургскую Академию художеств, в класс профессора М. Н. Воробьева, видного представителя русской пейзажной живописи начала века. Творческий диапазон художника М. Н. Воробьева был широк: он изображал и морские, и городские виды, и батальные сцены. В его произведениях отчетливо проявились элементы нового в то время романтического направления русской живописи. Впоследствии романтические черты стали основополагающими в творчестве его ученика И. К. Айвазовского.

В русской пейзажной живописи начала XIX века работали и такие известные в то время художники, как Ф. Я. Алексеев, М. М. Иванов, Ф. М. Матвеев, которые поэзию и красоту находили в самой природе. Знакомство с их произведениями сыграло определенную роль в формировании таланта будущего мариниста.

Айвазовский не сразу нашел свой путь в искусстве. В годы учебы в Академии он кропотливо изучал творения старых мастеров. Очень любил голландские марины и часто копировал их в залах Эрмитажа. Из русских художников той поры наибольшее влияние на развитие дарования Айвазовского оказала живопись С. Ф. Щедрина. Изучая работы Сильвестра Щедрина, в которых главное место занимали пейзажи Италии, будущий маринист сумел разглядеть в них черты, роднящие их с милой его сердцу природой Крыма, Черным морем. Но если в морских пейзажах Щедрина присутствует только светлая, лирическая сторона, ясность пластических форм природы, то Айвазовского всегда влекло море, полное драматизма, величия, мощи.

Уже в самых ранних работах Айвазовского проявились его блестящие способности, умение пристально вглядываться в окружающее, великолепная, почти феноменальная память, композиционный дар. В 1835 году за «Этюд воздуха над морем» совет Академии присудил молодому художнику серебряную медаль второго достоинства. Шестилетний курс Академии художеств был окончен Айвазовским за четыре года (в 1837 г.) с золотой медалью первой степени, давшей ему право на бесплатную поездку за границу. Готовясь к этой поездке, 20-летний художник весной 1838 года отправился для совершенствования своего мастерства в Крым.

Два года, проведенные здесь талантливым живописцем, оставили значительный след в его творческой биографии. Созданные им работы «Ялта», «Старая Феодосия», «Вид Керчи», «Лунная ночь в Гурзуфе» и другие просты по сюжету, поэтичны. Айвазовский сумел понять красоту крымской природы и воплотить ее в художественных образах.

После отчетной выставки в Петербурге в 1840 году Айвазовский отправляется в творческую поездку за границу. Изучение в музеях Флоренции, Венеции, Неаполя, Рима произведений старых итальянских мастеров во многом способствовало окончательному формированию творческого метода художника. Великолепная зрительная память, запас наблюдений, творческая фантазия позволили ему постепенно отойти от натуры, писать по воображению. Характеризуя свой взгляд на творчество, Айвазовский впоследствии писал: «Живописец, только копирующий природу, становится ее рабом, связанным по рукам и ногам. Человек, не одаренный памятью, сохраняющей впечатления живой природы, может быть отличным копировальщиком, живым фотографическим аппаратом, но истинным художником — никогда. Движения живых стихий неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск воды — немыслимо с натуры. Мое воображение сильнее восприимчивости действительных впечатлений...»

В Италии Айвазовский быстро выдвинулся в ряд лучших живописцев Европы. Картины молодого мариниста, появлявшиеся на выставках в Риме, Париже, Лондоне, Амстердаме, были высоко оценены и зрителями и печатью.

С восхищением отзывался о нем живший в то время в Венеции Николай Васильевич Гоголь. Работавший в Италии русский художник Александр Андреевич Иванов писал: «Айвазовский человек с талантом, воду никто так хорошо здесь не пишет».

Интересный отзыв об итальянском периоде творчества живописца оставил профессор Академии художеств Ф. И. Иордан: «Множество художников начали подражать Айвазовскому; до его приезда в Рим не была известна морская живопись, а после него в каждой лавочке красовались виды моря «а-ля Айвазовский». Его слава прогремела по всей Европе... Даже самонадеянный Париж восхищался его картинами». (Ф. И. Иордан. Записки. М., 1918, с. 198. )

В 1843 году Айвазовскому была присуждена во Франции золотая медаль; в Голландии ему присвоили звание академика, что само по себе знаменательно, поскольку Голландия считалась родиной маринистической живописи.

В 1844 году И. К. Айвазовский возвратился в Россию признанным мастером. Решением совета Петербургской Академии художеств ему было присвоено звание академика. Тогда же он был причислен к Главному морскому штабу со званием живописца штаба и с правом ношения мундира Морского министерства.

В 1845 году художник навсегда поселился в Феодосии. В этом, для многих неожиданном, поступке сказалась его всегдашняя привязанность к городу, где он родился и провел детство, любовь к Черному морю. Подтверждением служат слова самого живописца: «Это чувство или привычка — моя вторая натура. Зиму я охотно провожу в Петербурге... но чуть повеет весной, и на меня нападает тоска по родине — меня тянет в Крым, к Черному морю». Художник, так блестяще начавший свой путь в искусстве, пышности и великолепию Петербурга предпочел независимую трудовую жизнь в маленькой провинциальной Феодосии.

В основе таланта Айвазовского лежало романтическое восприятие мира. И это особенно характерно для его творчества 40—60-х годов. Художник всегда стремился и в жизни, и в явлениях природы выделять не типическое, а исключительное, необычное, редкое. В эти годы им созданы картины, отличающиеся особой звучностью, мажорностью цветового решения. В них с большим мастерством изображены ликующее в солнечных лучах море, сверкающие всеми красками закаты, тихие лунные ночи.

Среди работ этой поры особенно выделяются «Георгиевский монастырь» (1846), «Вечер в Крыму, Ялта» (1848), «Венеция» (1849), «Морской берег. Прощание» (1851), «Суда на рейде» (1851), «Севастопольский рейд» (1851), «Море» (1853), «Лунная ночь в Крыму» (1859), «Море» (1864), «Буря на Северном море» (1865). (Из перечисленных картин две: «Морской берег. Прощание» и «Лунная ночь в Крыму» - находятся в Государственном Русском музее, остальные - в Феодосийской картинной галерее. В дальнейшем, если местонахождение картин не оговаривается, значит, они находятся в ФКГ. )

Созданию подобных произведений предшествовала неповторимая духовная атмосфера пушкинской поры, времени расцвета таланта К. П. Брюллова. Как Пушкину в поэзии, а Брюллову в живописи был свойствен строй чувств и мыслей гордых, вольнолюбивых, так и Айвазовский в своих романтических произведениях передал ощущение «упоения в бою», идею невозможности счастья «без бурь и волнений».

В 1850 году художником была создана знаменитая картина «Девятый вал». (Находится в Государственном Русском музее. ) Ее по праву считают самым романтическим произведением мариниста.

На полотне изображены обломки потерпевшего крушение корабля, громадные волны разбушевавшегося океана, готовые уничтожить все живое. Однако грозная стихия не сломила воли человека, а, напротив, выявила в нем упорство, смелость, необычайную духовную силу. В картине великолепно переданы беспокойное движение сине-зеленых волн, багряные краски восхода, пафос борьбы, мужество людей перед всесокрушающей мощью разъяренного океана.

Секрет популярности «Девятого вала» не в том, с какой остротой передан в нем драматизм ситуации, и даже не в цветовых и световых эффектах, характерных, впрочем, для всех романтических произведений художника, а в общем мажорном звучании, присущем этой бессмертной картине.

Бури и кораблекрушения, борьба и победа человека над стихией — излюбленная тема художника. К ней он обращался на протяжении всего своего творческого пути.

Романтическая патетика стала у Айвазовского основополагающей и в создании картин, посвященных русскому военно-морскому флоту. «Каждая победа наших войск на суше или на море радует меня как русского в душе и дает мысль как художнику изображать ее на полотне», — писал маринист.

Айвазовский был подготовлен к выполнению батальных картин и в учебных классах Академии художеств, и благодаря его непосредственному участию в военных действиях русского флота у берегов Кавказа в 1839 году.

Батальные полотна создавались художником не на каком-то определенном этапе творчества, а в течение всей жизни. Им написаны «Бой в Хиосском проливе» (1848), «Чесменский бой» (1848), «Синопский бой» (1853) (Находится в Центральном военно-морском музее. ), «Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими судами» (1892) и многие другие произведения. Выполнены они на высоком профессиональном уровне, с незаурядным композиционным мастерством и тонким колористическим вкусом.

Художника неизменно привлекали примеры исключительной храбрости, мужества, русских моряков в борьбе с неприятелем. Это определило высокий патриотический пафос его батальных произведений. Айвазовский сумел в ярких живописных образах создать своеобразную летопись побед русского военно-морского флота.

В творчестве И. К. Айвазовского есть и ряд картин, которые не связаны с морской тематикой; они свидетельствуют о разнообразии его творческих интересов. Это автопортреты разных лет, картины на исторические темы: «Наполеон на острове Св. Елены» (1897), «Приезд Екатерины II в Феодосию» (1893); с мифологическим сюжетом: «Путешествие Посейдона по морю» (1894) и другие. Особняком стоят украинские пейзажи Айвазовского, которым присущи поэтичность, понимание быта простых людей. Уступая по мастерству исполнения маринам, они привлекают внимание мягким, лирическим настроением, красивым, звучным колоритом.

К 70-м годам в творчестве выдающегося мариниста наметился перелом. На смену раннему романтизму с его эффектными бурями и молниями, красивыми восходами и закатами приходит более объективный взгляд на природу. Определенную роль в этом сыграл общий рост демократических тенденций в русской пейзажной живописи. В первую очередь это было связано с деятельностью Товарищества передвижных художественных выставок. Передвижники в своем творчестве утверждали демократические идеалы, реализм изображения жизни народа и родной природы, стремились к разнообразию и свободе композиции картин. В русском изобразительном искусстве они достигли вершин критического реализма.

Если ранние работы Айвазовского связаны с романтизмом М. Н. Воробьева, непосредственностью восприятия природы у С. Ф. Щедрина, то в 70-х годах камерные лирические пейзажи такого рода, как «Венеция» (1849), «Утро на берегу залива» (1853), «Суда на рейде» (1859), уступают место произведениям, в которых утверждается красота повседневного в природе. Лучшими среди этих полотен считаются «Радуга» (1873, Государственная Третьяковская галерея), «Буря у мыса Айя» (1875, ГРМ), «Кораблекрушение» (1876) и другие. Но, как и работы ранней поры, произведения последнего двадцатилетия были исполнены художником импровизационным методом.

И. К. Айвазовский. Суда на рейде.
И. К. Айвазовский. Суда на рейде.

Такой своеобразный творческий метод соответствовал характеру дарования замечательного мариниста, но отличался от метода С. Щедрина, А. Иванова, а позднее И. Шишкина, А. Куинджи, основанного на скрупулезном изучении натуры, работе с этюдным материалом.

Как известно, 80—90-е годы связаны с окончательным становлением и развитием в русском искусстве реалистического пейзажа. «Изменения, происшедшие в живописи Айвазовского, стали заметны и в чисто внешних проявлениях, — писал художник и искусствовед Н. С. Барсамов об этом периоде творчества мариниста.— Романтическое пламя колорита картин первой поры его искусства значительно угасло. На смену ему все чаще приходят прекрасные работы, написанные в сдержанной красочной гамме, очень тонкой по цветовому решению». (Н. С. Барсамов. Иван Константинович Айвазовский. М., «Искусство», 1962, с. 105. )Такова картина «Черное море» (1881), находящаяся в Государственной Третьяковской галерее.

Торжественно-молчаливые волны строгой, равномерной чередой уходят от переднего плана картины к горизонту. В этом образе свободного, непокоренного моря передана первозданная мощь природы с ее вечным движением и обновлением. Если ранним работам Айвазовского были свойственны некоторая описательность, «многословие», то в этой картине создан обобщенный, лаконичный образ моря. Эпический настрой ее невольно ассоциируется с величаво-торжественными аккордами симфонической поэмы Римского-Корсакова «Море». Картину Айвазовского высоко оценила художественная критика того времени. Идеолог передвижников И. Н. Крамской писал: «Это одна из самых грандиозных картин, какие я только знаю». Работа, явившаяся одним из лучших произведений 80-х годов, стала этапной вехой в творчестве уже далеко не молодого художника.

Апофеоза талант И. К. Айвазовского достиг в картине «Среди волн», созданной маринистом в 1898 году. В ней отражено стремление к лаконичности цвета, конкретизации образа. Со страстной напряженностью, в повышенно-эмоциональной и предельно обобщенной гамме красок выражены красота и мощь бушующего моря. С большим мастерством изображен необозримый морской простор, ослепительно сверкающие белизной пены крутые волны, насыщенный влагой, пронизанный солнечными лучами воздух. Этот одухотворенный образ моря — один из шедевров русской и мировой маринистической живописи.

До последних дней жизни Иван Константинович Айвазовский сохранил ясность мыслей и чувств, святую веру в искусство, способность к творчеству, без которого он не мог жить. Принадлежащие ему слова: «Для меня жить — значит работать» — могли бы стать девизом всей жизни художника.

Умер Айвазовский в ночь на 19 апреля (2 мая) 1900 года. Созданные им произведения принесли ему громкую славу при жизни, необычайно широкую популярность в наши дни.

Не все в громадном наследии И. К. Айвазовского равноценно, но русская пейзажная живопись немыслима без его лучших марин. Работы его, то проникновенно-лирические, то мудро-эпические, отличаются высокой художественной культурой, удивительным колористическим богатством. Никто с такой покоряющей силой и вдохновением не показал величия и красоты моря, как это сделал в своих замечательных полотнах Иван Константинович Айвазовский.

В историю русского и мирового искусства он вошел как талантливый мастер морского пейзажа. В своих картинах он выразил представление о море как о вечно прекрасной, свободной, непокоренной стихии. В этом их непреходящая ценность.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://i-aivazovsky.ru/ "I-Aivazovsky.ru: Иван Константинович Айвазовский"